Главная проблема в том, как жить дальше  
7 сентября 2009 г. в 16:47

Подавляющее большинство людей совершенно не интересуются историей. Ни событиями, которые произошли 60 лет назад, ни теми, что были лет 10 назад. Это совершенно нормальное человеческое поведение. И поэтому нужно всегда относиться с глубочайшим подозрением к людям, которые активно вбрасывают в обсуждение события, которые произошли достаточно давно.

Сейчас это в первую очередь относится к пакту о ненападении между СССР и Германией и событиями, с ним связанными. Подобное обсуждение вещь вполне современная. Существует некая программа, которая на данный момент выполняется. Под эту программу выделены средства, финансируются организации и отдельные люди, которые заняты исключительно тем, что ведут эту тему. Нет особого секрета в том, что сначала эту тему для того, чтобы внести разногласия в антигитлеровскую коалицию, запустили немцы, а после войны она была унаследована главным образом американцами. Также в какой-то степени и немцами, которые хотели подобным образом хоть как-то реабилитироваться. Относительно всего этого у меня есть свое мнение.

В-первых, сам пакт о ненападении – это совершенно нормальный международный договор. Составлен он, кстати, по образцу польско-германского пакта о ненападении. Об этом можно прочитать в стенограммах советско-немецких переговоров. Молотов в свое время с некой иронией отметил: «А что мы берем за образец этого договора?» Надо сказать, что за полгода до начала войны Гитлер пакт с Польшей расторг. Видимо, наши рассчитывали, что в случае с нашей страной будет разворачиваться подобный сценарий. Вероятно, полагали, что вначале Германия объявит о расторжении пакта и потом у нас еще останется несколько месяцев на подготовку к войне. Потому-то никто и не ожидал, что немцы без объявления войны на нас нападут. Это одна сторона вопроса.

Но есть и другие аспекты – так называемые «секретные протоколы». Я считаю, что эта «мулька» также запущена немцами в свое время. Если посмотреть на тексты этих протоколов, то видно, что условия, прописанные там, фактически не выполнялись. Там говорилось о линии разграничения по рекам – фактически по Варшаву, реально же линия разграничения по итогам немецкой войны пролегла километров на триста восточнее.

Есть на самом деле большие сомнения в том, что эти протоколы вообще существовали. Дело в том, что в свое время было во всеуслышание объявлено, что эти секретные протоколы наконец-то найдены. А потом они вновь куда-то исчезли. Так что сейчас найти эти документы, а также акт об экспертизе подлинности протоколов, с указанием фамилий экспертов, которым бы очень хотелось задать несколько вопросов, как-то не получается. Здесь не все так просто. Тот вариант протокола, который был обнаружен в России, отличался от немецкого варианта. Видимо, немецкий вариант писался не русскоязычными людьми, в нем допущены две грамматические ошибки. В нашем же варианте этих ошибок нет. Самое главное в этой истории - то, что наш документ куда-то исчез. Есть некие подозрения в том, что эти протоколы являлись неотъемлемой частью пакта.

К этому же непосредственно примыкает вопрос о Катыни. В силу целого ряда обстоятельств можно с большой долей уверенности предположить, что виновны в том расстреле немцы. Есть, конечно же, предположение, что могли это сделать и наши. Но тем не менее конкретные факты указывают на немецкий след. Косвенно это доказывается тем, что пытаются приплести не относящиеся к делу вещи. И на этом с исторической частью надо бы закончить. Несколько лет назад по этому поводу очень хорошо сказал Жириновский - у нас очень любят вспоминать 37-й год. Но простите, когда это было, сколько лет назад? Что же сейчас устраивать на эту тему половецкие пляски?

На самом деле главная проблема в том, как жить дальше. Существует, конечно, такое время препровождение как спор ради спора. Но это бессмысленно. Есть также стремление получить из этого какие-то материальные выгоды. Эта сторона вопроса тоже существует. Велико желание возложить на нас ответственность за Вторую мировую войну и потребовать компенсацию. В ИНОСМИ на эту тему можно найти достаточное количество публикаций. Но сейчас речь идет о наших взаимоотношениях с Польшей.

Я не большой сторонник наших правителей последних 15-20 лет, но хочу сказать, что со многими вещами, которые они реализуют, я вполне согласен. И они мне кажутся правильными. Вот о чем я веду речь: в последнее время в обществе укоренилось недоброжелательное отношение к Польше, к полякам. Причем оно не враждебное, а насмешливое, в целом недоброжелательное. А это, в общем-то, неправильно. Если мы посмотрим на суть наших народов объективно, мы увидим, что на самом деле народы-то очень близкие. Несмотря на то что вроде как официально они относятся к западным славянам, а мы к восточным, у нас не столь велик языковой барьер. Языки во многом близки. Если к тому же знаешь украинский язык, то проблем не возникает.

Нас разделяют некоторые исторические вещи: это разные алфавиты – латиница и кириллица и в какой-то степени религия, относящаяся к разным направлениям. Но при этом надо хорошо понимать, что вера-то у нас одна. Нельзя говорить о том, что у нас разная религия. Просто есть некие различия, которые не являются принципиальными. Если немножко пофантазировать и представить, что мы перейдем на латиницу, то процесс общения с другими славянским народами, которые используют латиницу, существенно упростится. Другое дело, что вероятность такого перехода крайне мала. В реальности такой вопрос не стоит. Нам просто нужно уметь использовать латинский алфавит. Знание второго, третьего, четвертого языков никогда никому не вредило. Чисто же на бытовом уровне мы с поляками достаточно родственные народы. Мне приходилось с ними общаться. С ними намного проще общаться чем, например, с теми же англичанами или немцами.

Надо хорошо представлять себе, что те противоречия, которые у нас были в истории, при всем моем неприятии исторического подхода это были не конфликты между русским и польским народом. Это были конфликты на уровне государств. Причины там были вполне объективные. Дело в том, что польские короли и русские цари объективно всегда были конкурентами. Вам любой юрист скажет, что самые тяжелые конфликты протекают между родственниками. Случайные люди, обычные партнеры могут разойтись довольно мирно, а вот у родственников процесс разделения общей фирмы дело очень непростое. Так вот получилось, что мы сейчас с немцами не можем капитально поссориться - им газ нужен, и мы его поставляем. Нам же нужны деньги, которые немцы за этот газ платят. Поэтому как бы мы с ними ни ругались, мы продолжаем оставаться торговыми партнерами.

Другое дело конкуренты, когда поставляется примерно одно и то же. Там возможны серьезные противоречия. Например, Польша и Россия в средние века были экспортерами зерна. И это была почва для конфликта. У царей и королей почвой для конфликта также было то, что государства того периода так или иначе существовали за счет подушной подати. Чем больше у тебя тягловой силы, тем ты богаче. Люди же, живущие в приграничных зонах, могли быть гражданами и того и другого государства. Потому стремление отобрать пограничные области было постоянным. Если мы посмотрим, то позднее складывалась такая же ситуация. Постоянно государства оставались конкурентами. В 20-м веке сама специфика Польши накладывала своей отпечаток. Тогда она добилась независимости. А независимость – это величайшая ценность сама по себе. Нам надо хорошо понимать, что всякие включения в свой состав других народов - это все-таки всегда некое зерно конфликта. Конечно же, этот процесс обретения независимости не должен быть бесконечным. В противном случае у нас глава администрации сельского района захочет получить независимость. Это вполне естественный процесс, хотя для народа это будет не очень хорошо.

Сейчас же, когда мы вышли из стадии абсолютистских монархий, удельной княжеской системы, тоталитарных государств начала 20-го века, отношения должны выходить на новый уровень. Я считаю, что у нас есть перспективы сближения и начала партнерской деятельности. Я полагаю, это в первую очередь касается культурной сферы. Для любого народа важно, чтобы о нем знали. Ему хочется, чтобы его культура была известна и уважаема в мире. Хорошо известно, что на мировом уровне существует сейчас американская культура. И по-хорошему больше никакой другой нет. Если мы начинаем перечислять деятелей культуры, ее ответвления - театр, кино, литературу, то мы все время будем упираться в культуру американскую, которая очень хорошо себя чувствует, впитывая в себя соки из всего мира. Эта большая проблема для всех прочих культур. По-хорошему это большая беда для сравнительно небольших стран. Сейчас возникла такая ситуация, что у них фактически нет голоса. Им даже некому пожаловаться, что они плохо живут.

В рамках социалистической системы происходил культурный обмен, иногда даже достаточно заметный. Была польская кинематография. Даже сегодня любой русский человек с ходу вспомнит несколько польских фильмов, актеров, режиссеров. Знали в СССР и польскую литературу. Тиражи книг Станислава Лема на русском языке значительно превышали тиражи на польском. Да и не только Лема, но и других менее заметных деятелей культуры. Этот культурный обмен касался и нас. Тогда наша культура имела более широкое распространение. Некое наследие имеется до сих пор. Многие в Польше до сих пор помнят русский язык, которые учили в школе. Мы же не используем эти возможности. Нет у нас культурного взаимообмена. И каждая из культур от этого теряет.

Есть такой термин - «мягкая власть», который трактуется как культурно-идеологическое влияние, который очень сильно помогает Америке. Если бы мы сейчас вступили с поляками во взаимоотношения в сфере культурного обмена, это было бы очень хорошо. Всем хорошо известно, что все восточноевропейские страны с придыханием смотрят на Запад. Но в то же время от Запада мы никогда ничего хорошего не получали и не получим - по вполне понятным причинам. Нам надо пытаться налаживать свои отношения, и не через Запад. Конечно, это очень сложно, потому что существуют силы, которые работают для того, чтобы мы никогда не сблизились. Это очень давняя цель западной политики - предотвратить наше объединение. Политическое сближение всех славянских стран приведет к тому, что в Европе образуется центр силы, превосходящий все прочие. На это была направлена политика Запада в 19-м веке и даже гораздо раньше. Но, несмотря на старания Запада, какое-то сближение все-таки происходит

Сейчас для меня самым важным итогом визита в Польшу Путина является не соглашение по газовой политике. Я считаю, что все эти шаги достаточно близоруки. Наши руководители так или иначе выходцы из газовой отросли. Они считают, что газовая труба - это волшебная палочка. С ее помощью нельзя решить все проблемы, так как это достаточно временное явление. Еще меньше меня интересует соглашение по исследованию истории. Совершенно зря мы в это ввязываемся. Ничего хорошего, на мой взгляд, это не принесет. И уж тем более это не приведет к выяснению правды. Самое главное, что итогом этого визита стало заключение соглашения между российским Министерством культуры и польским. Не знаю, даст ли это с ходу какие-то практические плоды. В конце концов, если на то пошло, я думаю, что неплохо будет, если польские артисты, если, конечно же, они еще сохранились, будут также знакомы российскому зрителю, как были знакомы советскому. Я считаю, что нам это принесет только пользу. И что самое главное - не принесет никакого вреда.
Читать далее

Мы должны переломить направление нашего движения  
26 августа 2009 г. в 18:05
Трудно и грустно работать Кассандрой. К сожалению, те процессы, которые сейчас происходят в экономике нашей страны, уже столько раз предсказывались и описывались… Не может страна, которая не имеет промышленности и производства, поддерживать нормальное функционирование ранее созданной инфраструктуры. К сожалению, уходят люди, на смену им новые кадры не готовятся. Новые кадры можно подготовить только в условиях промышленной державы. Так что то, что случилось на Саяно-Шушенской ГЭС, было предсказуемо.

Подобные аварии будут происходить и в дальнейшем. Выдвигались самые странные версии о причинах происшествия. Тогда как для того, чтобы понять, что случилось, вполне достаточно было информации о том, что после проведенного ремонта второй блок стал греться и имел недопустимую вибрацию. Возможно, мы с трудом можем это представить, но энергии в подобных конструкциях столько, что в том случае, если турбина вылетает из подшипников, то она может отлететь вверх на сотню метров. Что, видимо, там и произошло. На самом деле здесь не были замешаны какие-то природные явления или террористические акты. Элементарно произошла утрата технологий. Не умеют сейчас с требуемой точностью установить новую турбину.

Мы должны понимать, что подобное происходит и в других отраслях. Чрезмерно эмоциональная реакция нашего президента на произошедшее объяснима. Упрек в том, что наша страна теряет технологический уровень, в общем-то, справедлив. Мы помним его филиппику, когда разговоры о технологическом коллапсе России он назвал брехней. Но в конце он все же признал, что страна технологически сильно отстала. Все-таки мы должны переломить направление нашего движения, потому что т. н. финансовый капитализм – это не путь для нашей страны. Мы не можем вернуться в крестьянское прошлое с бесформенной опухолью в виде сырьевой экономики, поскольку все это очень неудобно, временно и опасно. Сейчас нет того градуса политической борьбы, который был у нас в стране лет 15 назад, но при этом острота текущих проблем – гораздо больше. Будем надеяться на некое эволюционное развитие. Больше ничего другого нам не остается.
Читать далее

Исторически Россия всегда была защитницей народов Закавказья  
7 августа 2009 г. в 12:36

Событию (так называемому грузино-осетинскому конфликту) исполнился один год, но я уверен, что последствия тех событий будут вспоминаться еще долгие годы. Вполне возможно, что мы и забудем о реальных причинах той войны, как, например, произошло с некоторыми конфликтами, которые были перед Первой мировой войной. Но суть дела там достаточно сложна, и, в общем-то, сам по себе конфликт насчитывает не то что сотни, а, может быть, даже и тысячи лет.

Скажем, события происходили, так сказать, в разной форме. Немножко изменилась ситуация с выходом России в Закавказье. Это, по разным оценкам, относят к XVII веку, а некоторые к более ранним периодам. Россия стала полноценным игроком, и исторически Россия всегда была защитницей народов Закавказья от их, скажем так, более серьезных врагов. Причем защищали в первую очередь Грузию как православное государство от иранских и турецких завоеваний, нападений. Но тем не менее оказалось, что тот узел проблем, который, собственно, внутри самого Закавказья, он, в общем-то, нам не очень-то поддается.

Из некогда монолитной Закавказской губернии, а потом была такая еще Закавказская федерация, образовались вот эти национальные государства, и каждое из них также со своим ворохом проблем. В конце концов, обратившись к нашему времени, можно понять, что мы в какой-то степени изменили свой подход к событиям, которые там происходили. То есть теперь уже мы не являемся защитником всех, всего Закавказья. Мы в какой-то степени претендовали на такую позицию, а сейчас мы как-то для себя так более четко определили, кто нам друг и чью безопасность мы гарантируем, а кто, в общем-то, и нет.

Читать далее

Меры по поддержке автопрома мне трудно ругать  
30 июля 2009 г. в 13:23

Сейчас меры по поддержке автопрома мне трудно ругать, потому что я их еще 10 лет назад предлагал. Не то чтобы эти вещи приятные для кого-то - ведь если я хочу купить иномарку, мне придется платить дороже, это понятно. Но надо понимать, что если мы будем покупать только импортное, то мы все лишимся работы, и тогда не будем покупать вообще ничего. Это, по-моему, вещь очевидная. Дело в том, что мне очень часто приходится говорить на эту тему с аудиторией, которая начинает в таких случаях давить на психику: «вы хотите ездить на наших неудачных автомобилях» и т. д. А я говорю: ребята, а что вы лично для мирового рынка делаете конкурентоспособное?

Я не спорю, что есть некоторые машины и получше, но, ребята, давайте, может быть, улучшим наши автомобили?.. На самом деле, можно было заниматься их улучшением с начала политики реформ, но этого же никто не собирался делать. Это касается всего автопрома. Почему мне душу вынут на техосмотре, но по улице я еду за грузовиком, который просто газенваген какой-то, а не грузовик, и это вроде бы нормально, а меня только что очередной раз пнули с техосмотра (я на полпроцента что-то превысил).

Надо понимать, что в реальном современном мире политика борьбы за свое производство - это, в общем-то, одна из форм борьбы за существование. Ведется она во всем мире совсем не белыми перчатками. Вот эта агрессивная атака на бренд «Газель» велась у нас в стране многие годы, когда практически любое ДТП с участием «Газели» обязательно освещалось, притом, что в стране ежедневно происходят, наверное, десятки тысяч ДТП.

Читать далее

Мы - не промышленная держава  
15 июля 2009 г. в 11:55

Обратите внимание - раньше говорили «планы государства», а сейчас это «прогнозы», куда нас, как говорится, черти несут. Так вот, прогнозы такого типа - это чушь собачья, потому что ВВП - это производная от нефтегазовых цен, и больше ни от чего наш ВВП не зависит, потому что мы - не промышленная держава. Какие будут цены, одному Аллаху известно.

Вот, например, у московского метро некая проблема в том плане, что в этом году стало меньше пассажиров. Снижение достаточно значимое, чтобы отразиться на метрополитене. Почему? Может быть, денег на проезд стало меньше, а скорее всего, просто снизилась деловая активность, стала больше безработица, которая у нас в значительной степени нерегистрируемая. Те люди, которые стали меньше ездить на метро, вряд ли они в ближайшие полгода-год будут увеличивать свои покупки. А значит, соответственно, наш бизнес, который в значительной степени базируется на торговле, вряд ли он очень сильно будет расти.

Кое в чем я вижу не очень хорошие перспективы. Например, вот сейчас идет «тотальная война» против автозавода «ГАЗ». Московское правительство приняло решение убрать «газели» из Москвы. Можно прогнозировать, что социальное напряжение будет нарастать, соответственно, никаких оснований для снижения уровня безработицы просто не видно. Хотелось бы видеть, но вот пока что-то не очень наблюдаются. Поэтому такая вялотекущая ситуация, видимо, будет продолжаться.

Возможен рост цен на нефть. Скорее всего, мы это будем наблюдать, но тут только надо хорошо понимать, что нынешний доллар - это не тот, что был даже год назад. То есть его наполнение существенно меньше.

Читать далее

О «молочном конфликте» между Россией и Белоруссией  
29 июня 2009 г. в 10:01

Подается вся эта история как некая протекционистская мера. Но ни одну проблему нельзя решить с тем же умонастроением, с которым ты ее создавал. Т. е., собственно говоря, рассчитывать на то, что экономический блок, который чурался протекционизма как черт ладана, будет как-то разумно проводить протекционистскую политику, просто легкомысленно.

Поэтому это, на мой взгляд, не протекционистская политика, а такая мелкая месть Белоруссии, ее народу в первую очередь, который пострадает, естественно, из-за этих мер и уже пострадал. Молоко, как известно, прокисает, это касается и других молочных продуктов, их где-то надо хранить. Т. е. потери уже понесены. Из-за чего? Из-за конфликта с некоторыми людьми из нашего руководства. В общем, история достаточно позорная, и ничего хорошего в ней нет.

В то, что именно белорусские производители молочных продуктов оказались вдруг совершенно неожиданно, так сказать, хуже, чем какие-нибудь литовские, эстонские, финские, украинские, в конце концов, - в это может поверить только какой-нибудь, так сказать, безмятежный идиот.

Белоруссия у нас - это какой-никакой, а единственный союзник. Говорят, что она - плохой союзник, но назовите мне тех, которые лучше. Лучше иметь плохих союзников, чем не иметь никаких.

Читать далее

Наверное, нет более непредсказуемой цены, чем цена на нефть  
15 июня 2009 г. в 18:53

Наверное, нет более непредсказуемой цены, чем цена на нефть. Это совершенно уникальный товар. Реальная цена на нефть все-таки неуклонно растет. Это можно проверить. В «Википедии» есть график за многие годы, причем, как абсолютный в долларах, так и приведенный к реальной стоимости доллара.

В среднем, она должна бы расти. Но тут есть одна тонкость. Начиная примерно с начала 70-х годов, производители нефти стали более-менее независимыми. Тогда прошла по всему миру волна национализации нефтяных отраслей. Государства пользовались ситуацией политического паритета, когда Соединенные Штаты не могли позволить себе делать на международной арене все, что хотят.

Сейчас ситуация иная. Любые действия на международной арене Америка может себе позволить. Теоретически Америка, как крупнейший в мире импортер нефти, заинтересована в низких ценах на нефть и, в общем-то, не только Америка, а все другие развитые страны. Это Западная Европа, это Япония, сейчас это и Китай тоже. Естественно, все они заинтересованы в низких мировых ценах на нефть. Вот из этого, в общем и целом, надо исходить. Поэтому, несмотря на то, что тенденция цен на нефть (среднемировая за долгий период) - к росту, но вот эти мощные экономически державы будут всячески давить, используя все свои рычаги, для того, чтобы цены на нефть сделать пониже.

Есть еще один субъективный фактор. Дело то в том, что сейчас нефтепроизводители во многом не так независимы, как это было в 70-е годы, и торговлю нефтью осуществляют во многом американские и западные нефтяные компании, которые очень влиятельны политически. И вот для них то выгодна высокая цена на нефть. Вот такой вот забавный, осложняющий фактор. То есть получается, что мы говорим о трех противоборствующих факторах, точнее два вместе, а один против.

Именно поэтому все предсказания -весьма зыбкие. Наверное, все-таки какой-то рост будет происходить.

Читать далее

Мы полностью все сидим на нефтяной трубе  
9 июня 2009 г. в 12:41

Считается что основная причина мирового кризиса - это нарушение кредитной политики банковской системы Запада, в первую очередь США, что сводится к отмене закона Гласса-Стигалла, регулировавшего деятельность в банковской сфере. Это сделал Клинтон в 1999 году, и с тех пор произошли некоторые события, в частности, неумеренное кредитование. О причинах и ходе кризиса можно много говорить, но, в общем, сейчас этот пузырь лопнул и привел к тяжелым последствиям (всем известным).

Это, так скажем, один слой кризиса.

Есть слой более глубокий. Проблема в том, что реальное производство в мире сместилось в сторону новых экономических центров и экономически старые центры начали новым уступать. Внешне это выглядело так. Америка продолжала массированное потребление товаров и услуг, производимых в бывшем Третьем мире, а расплачиваться ей было нечем, кроме своей валюты и ценных бумаг. Поэтому сейчас возникла своеобразная ситуации, что американский доллар, в общем-то, так сказать, оказался под угрозой, как, в общем-то, и значительная часть американской экономики. Это одна из составляющих нынешнего кризиса, которая, отличает нынешний кризис от предыдущих циклических кризисов капитализма, которые еще с XIX века регулярно там происходят, и с которыми капитализм раньше вполне справлялся.

Главная проблема, что США имеют до сих пор огромное отрицательное сальдо торгового баланса, то есть они товаров и услуг продают меньше, чем потребляют. Возникла ситуация, когда весь мир начал задумываться, как, например, Китай или мы. Мы имеем валютные резервы, эти все резервы номинированы в долларах. Американцы для спасения своей экономики сейчас вбрасывают огромное количество вновь напечатанных долларов в экономику, тем самым обесценивая накопления других стран. Что делать в этой ситуации? Во-первых, что выбрать в качестве средств сбережения? Никакой, в общем-то, другой валюты в мире нет, кроме доллара, с такими же функциями.

Совершенно очевидно, что продолжать ситуацию, когда Америка потребляет, по сути, в долг, а кстати, это, в общем-то, относится ко всему западному миру, уже, видимо, нельзя. Вполне возможно, что западному миру придется в значительной мере ограничить свое потребление. Разговоры на эту тему идут, в частности, и на политическом уровне. Процесс экономии начался. Все мы видели, как жена Обамы копает лужайку перед Белым домом.

А нас очень сильно ударили два момента. Первый - это затруднения с получением кредита зарубежом, потому что, как оказалось, все кредитование, которое у нас шло, это, главным образом, было кредитование из западных источников. Если покупаешь какой-нибудь сотовый телефон в салоне, то, в общем, потом выясняется, что на самом деле кредит - не в салоне, а в каком-то банке, с которым салон сотрудничает. А банк этот, на самом деле, взял кредит у западного банка - американского, или даже скорее английского. Вот это была распространенная ситуация. Если же мы говорим о крупных предприятиях, то они, скорее даже напрямую кредитовались зарубежом. Причем многие настолько подсели на кредиты, что, чтобы отдать старый кредит, брали новый. Когда вдруг нового кредита не дали, а по старому еще и подняли процент, то, в общем-то, многие оказались в очень сложной ситуации.

Это усугубилось еще и тем, что в мире упал спрос на сырье. Это мы видим по нефти и по некоторым другим товарам. А у нас не только сырьевые компании, так или иначе, купались в фонтане нефтедолларов. Очень многие тоже жили за счет этого.

В Москве была такая специфика. В значительной степени спрос на жилье формировался людьми достаточно богатыми. Главным образом, поддерживался спрос на жилье из сырьевых отраслей, поскольку только там у людей были лишние деньги, на которые можно купить квартиру как инвестиционное вложение.

Весь бизнес очень надеется, что что-то изменится. Мы полностью все сидим на нефтяной трубе, и надо иметь в виду, что богатые и влиятельные страны хотели бы, чтобы цена на нефть была пониже.

Читать далее