Людоедская экономика долго не продержится

24 июля 2011 г. в 08:30

Вот только что «информационный повод» был у всех на слуху, торчал из всех блогов, комментариев и жежешек, а через неделю никто его и не вспоминает, как не было. Но «осадочек-то остается». Некая дама излила душу в Интернете – ей помешала проехать по центру Москвы некая бедная (это существенно) старушка. Дама весьма экспрессивно высказалась в стиле «центр Москвы только для нас, богатых», и что для этого хорошо бы сделать въезд и вход туда платным, а старушек выселить. За сто первый километр, в общем, неважно куда, лишь бы не мешали хозяевам жизни.

Дело усугублено тем, что авторша еще и щеголяла когда-то членским билетом «Единой России», а в наше время понятно, как это воспринимается в электронном информационном пространстве.

Ну что сказать? В «цивилизованном мире» бывает такое – въезд в центр в Лондоне платный. Не много – 8 фунтиков, т. е. около 400 рублей – но существенно. Никаких шлагбаумов нет, стоят видеокамеры, и счет приходит домой. Но там, в Лондоне, есть, прямо скажем, просто чудеса. Во-первых, квиток приходит именно владельцу машины, т. е. полиция точно знает, кто где живет и кому машина принадлежит; и катафалков с транзитными номерами за тонированными стеклами там нет. А во-вторых – и это самое существенное, – подземка в Лондоне раза в три разветвленней, чем в Москве, хотя сам Лондон-то поменьше. Всё – не только в центре – в шаговой доступности от метро. И пригородные электрички интегрированы с подземкой в единую систему, не надо шлепать километр по грязи от станции электрички до метро.

Поэтому не дай Бог, если у нас эту идею перенимут, всё кончится дополнительными поборами без улучшения транспортной ситуации. Сменой бордюров на поребрики.

А с выселением старушек... тут такое дело. Лет ...надцать назад в нашем обществе появились мрачные предсказания: если развитие экономики пойдёт по «пути реформ», то она станет чисто сырьевой; займет такая экономика всего несколько миллионов человек, с их семьями, обслугой и управленцами несколько десятков миллионов. А остальные станут лишними, незанятыми.

Прогнозы эти с жаром, но без особых аргументов, опровергались, но увы – дело идет именно в этом направлении. Нефтегазовая держава может занять производительным трудом лишь часть своего населения, а остальные лишь как-то выживают. Госвласть отнимает у олигархов какую-то долю их прибылей и сыплет крошки бюджетникам, пенсионерам, получателям пособий. Можно бы порадоваться за терпимость олигархов и усердие госвласти, да только вот упомянутый в начале «информационный повод» не дает веселиться.

В нашем обществе формируются две нации. Одна – «причастная», может быть, не все там бенефициары «Транснефти» или «Северстали», но так или иначе золотой дождь нефтедолларов их как-то, краем, окропляет. Бизнесмены, чиновники, политики, модные художники, верхний слой «офисного планктона», артисты (из тех, что востребованы на корпоративах), и т. д., и т. п.. Много ли их? В процентах – немного, но их интересы учитываются на самом высоком уровне. Чтобы не быть голословным – много ли у нас озабоченных безвизовым въездом в Западную Европу? Действующие загранпаспорта у нас имеют процентов 10 от всех россиян. Вот их интересы и отстаиваются руководителями нашего государства на международном уровне, надо сказать, последовательно. Ну а про тех, у кого вообще двойное гражданство и ПМЖ уже Лондон, я и не говорю.

Так вот эти социальные слои уже и ощущают себя нацией и с другими, оставшимися, связи не ощущают. И хотели бы от них избавиться – ничуть не шучу. И те платят им той же монетой. Характерная перебранка водителей в уличной пробке: «Ну куда ты прешь на своей помойке?» - «А ты что здесь, в России, делаешь? Езжай к себе на Рублевку!»

Только проблема эта не по линии «Москва-Россия», те же две нации сложились уже везде, по всей стране.

Так что, боюсь, даме этой (напомню, Елене Мироненко) не втолковать, что все, что у нас пока есть, создано поколениями этих самых бабулек. И вообще, наверное, можно как-то избавиться от лишних ста двадцати миллионов, чтобы не мешались под ногами и не проедали ценные ресурсы, которые можно ведь продать на Запад – да только такая людоедская экономика долго не продержится. Не сможет «первая нация» защитить свои права на сырьевые ресурсы, много в мире есть желающих. Спохватятся, да поздно.