Мы полностью все сидим на нефтяной трубе

9 июня 2009 г. в 12:41

Считается что основная причина мирового кризиса - это нарушение кредитной политики банковской системы Запада, в первую очередь США, что сводится к отмене закона Гласса-Стигалла, регулировавшего деятельность в банковской сфере. Это сделал Клинтон в 1999 году, и с тех пор произошли некоторые события, в частности, неумеренное кредитование. О причинах и ходе кризиса можно много говорить, но, в общем, сейчас этот пузырь лопнул и привел к тяжелым последствиям (всем известным).

Это, так скажем, один слой кризиса.

Есть слой более глубокий. Проблема в том, что реальное производство в мире сместилось в сторону новых экономических центров и экономически старые центры начали новым уступать. Внешне это выглядело так. Америка продолжала массированное потребление товаров и услуг, производимых в бывшем Третьем мире, а расплачиваться ей было нечем, кроме своей валюты и ценных бумаг. Поэтому сейчас возникла своеобразная ситуации, что американский доллар, в общем-то, так сказать, оказался под угрозой, как, в общем-то, и значительная часть американской экономики. Это одна из составляющих нынешнего кризиса, которая, отличает нынешний кризис от предыдущих циклических кризисов капитализма, которые еще с XIX века регулярно там происходят, и с которыми капитализм раньше вполне справлялся.

Главная проблема, что США имеют до сих пор огромное отрицательное сальдо торгового баланса, то есть они товаров и услуг продают меньше, чем потребляют. Возникла ситуация, когда весь мир начал задумываться, как, например, Китай или мы. Мы имеем валютные резервы, эти все резервы номинированы в долларах. Американцы для спасения своей экономики сейчас вбрасывают огромное количество вновь напечатанных долларов в экономику, тем самым обесценивая накопления других стран. Что делать в этой ситуации? Во-первых, что выбрать в качестве средств сбережения? Никакой, в общем-то, другой валюты в мире нет, кроме доллара, с такими же функциями.

Совершенно очевидно, что продолжать ситуацию, когда Америка потребляет, по сути, в долг, а кстати, это, в общем-то, относится ко всему западному миру, уже, видимо, нельзя. Вполне возможно, что западному миру придется в значительной мере ограничить свое потребление. Разговоры на эту тему идут, в частности, и на политическом уровне. Процесс экономии начался. Все мы видели, как жена Обамы копает лужайку перед Белым домом.

А нас очень сильно ударили два момента. Первый - это затруднения с получением кредита зарубежом, потому что, как оказалось, все кредитование, которое у нас шло, это, главным образом, было кредитование из западных источников. Если покупаешь какой-нибудь сотовый телефон в салоне, то, в общем, потом выясняется, что на самом деле кредит - не в салоне, а в каком-то банке, с которым салон сотрудничает. А банк этот, на самом деле, взял кредит у западного банка - американского, или даже скорее английского. Вот это была распространенная ситуация. Если же мы говорим о крупных предприятиях, то они, скорее даже напрямую кредитовались зарубежом. Причем многие настолько подсели на кредиты, что, чтобы отдать старый кредит, брали новый. Когда вдруг нового кредита не дали, а по старому еще и подняли процент, то, в общем-то, многие оказались в очень сложной ситуации.

Это усугубилось еще и тем, что в мире упал спрос на сырье. Это мы видим по нефти и по некоторым другим товарам. А у нас не только сырьевые компании, так или иначе, купались в фонтане нефтедолларов. Очень многие тоже жили за счет этого.

В Москве была такая специфика. В значительной степени спрос на жилье формировался людьми достаточно богатыми. Главным образом, поддерживался спрос на жилье из сырьевых отраслей, поскольку только там у людей были лишние деньги, на которые можно купить квартиру как инвестиционное вложение.

Весь бизнес очень надеется, что что-то изменится. Мы полностью все сидим на нефтяной трубе, и надо иметь в виду, что богатые и влиятельные страны хотели бы, чтобы цена на нефть была пониже.