Нужно, чтобы наше общество изменило отношение к оружию

22 июля 2011 г. в 08:30
И. о. спикера Совета Федерации Александр Торшин «высказался за легализацию оружия». Так пишут в некоторых новостных лентах, и, как всегда, все не так, как они пишут. Законопослушные граждане России и так имеют право на оружие, давным-давно, еще с царских времен. Сейчас оно декларируется «Законом об оружии», действующим в России не первый десяток лет. Мы, законопослушные граждане, можем иметь гладкоствольное оружие для защиты дома и семьи (в доме по эффективности оно не хуже даже автомата Калашникова) и травматическое портативное оружие для самозащиты на улице, тоже достаточно эффективное. Накоротке травматика может даже убить, мы хорошо знаем это по криминальным сводкам.

Торшин предлагает внести право на оружие в Конституцию, которая главнее, чем простой закон. В Конституции это право не упомянуто, и зря: к сожалению, владельцы оружия подвергаются постоянному прессингу со стороны правоохранительных органов, которые хотели бы, видимо, вообще всех разоружить. Естественно, речь идет о законопослушных гражданах, потому что разоружить незаконопослушных что-то пока не получается. Это давно известно, есть даже старая английская пословица: «Если запретить мечи, то они останутся только у пиратов».

Но вот такой момент: высказывания Торшина появились в виде реакции на события в Сагре. А там ситуация была такова: местные жители дали отпор банде налетчиков, но ствол у обороняющихся был только один, и тот принадлежал не местному жителю, а работающему в поселке коммерсанту. Во всем поселке ни дробовика, ни, похоже, травматики не нашлось.

Совершенно аналогичная ситуация – по большинству громких дел, связанных с применением «условно нелетального» оружия. У Егора Свиридова, законопослушного инженера-геодезиста, оружия нет. У его убийцы, дважды судимого безработного, – есть. У законопослушного фотографа Дмитрия Терновского – нет. У его обидчика, безработного приезжего из Латвии, – есть. Это – явная общая тенденция: тот социальный слой, ради которого принимался Закон «Об оружии», своим законным правом не пользуется. И наоборот.

И, уж извините, я пытаюсь быть максимально политкорректным, но не могу не процитировать: «И меня, честно говоря, пугает тот факт, что когда в магазине травматического оружия смотришь ведомость с фамилиями тех, кому оно выдано, в основном стоит не «Иванов, Петров, Сидоров», а совсем другие по звучанию фамилии». Желающие легко могут найти, кто и по какому поводу так сказал. Вполне общественное лицо.

Так вот, почему они покупают, а мы, имея право, не покупаем?

Так что легализация короткоствола, в которой некоторые видят лекарство от всех социальных болезней, на самом деле панацеей не является. Если принять соответствующий закон, а в обществе ничего не изменится, то бандиты и наркоторговцы будут ходить и ездить на своих «Мерседесах» уже не с травматами, а с боевыми пистолетами в кармане. А немногих простых граждан, решивших воспользоваться своим правом на оружие, наше славное министерство внутренних дел так и будет третировать как подозреваемых в терроризме. Меня лично только в этом году проверяли на дому два раза – из-за жалкого и вполне законного дробовика. Я уже могу газеты не читать, верная примета есть: где-нибудь случился теракт, потому что МВД тут же ищет террористов у меня дома, в моем оружейном сейфе.

Должно-то быть наоборот: государство должно больше обращать внимания на незаконное оружие, чем на законное. Но и законопослушные Ивановы, Петровы и Сидоровы не должны довольствоваться своим правом: они должны его реализовать. И тогда никакой банде наркоторговцев даже в голову не придет силой поставить под контроль целый поселок. Да и нападений на улице, типа того, что на Терновского, будет поменьше.

Ведь что нужно для того, чтобы исполнилось «Взявшие меч – мечом погибнут» (Матф., 26, 52)? Нужно, чтобы у подвергшихся нападению тоже были мечи. Мало кто знает, что банда Басаева, напавшая на Буденновск, понесла потери – 6 бандитов, причем троих постреляли буденновские охотники. Беда была только в том, что их было очень мало, на весь город – всего несколько человек.

Вот поэтому нужно, конечно, чтобы статья о праве граждан на оружие была в Конституции, тут Торшин прав. Нужно также, чтобы государство гарантировало возможность вырабатывать навыки пользования этим оружием (даже в Москве стрельбищ почти нет), а то без навыка оружие опасно для самого стрелка и его домашних.

Но самое главное требуется не от государства, а от общества, от нас с вами: нужно, чтобы наше общество изменило отношение к оружию. Чтобы каждый взрослый законопослушный гражданин, воспользовавшись своим правом, носил в кармане травматический пистолет, хотя бы «Стражник», на всякий случай. Чтобы защитить свою или чужую жизнь, свое имущество или общественный порядок. Это нечасто случается, но поверьте: в таких случаях лишним оно не бывает.

И только не надо убеждать самого себя, что это не нужно, или что это слишком дорого. Не слишком.

Потому что и Иисус Христос говорил: «Продай одежду свою и купи меч» (Лк. XXII, 36)!